У них нет ничего общего
У них нет ничего общего, кроме невозможности быть друг без друга. Ночи без дня, дню без ночи. Но у каждого при этом свои заботы и пристрастия. Они так увлечены своим ежемоментным и, казалось бы, обустроенным бытием, что готовы поверить в свою самость. У каждого свой мир, напичканный милыми встречами, увлекательнейшими открытиями. И каждый счастлив! Ну может быть все-таки ждет какого-то чуда. Все столь живо и много, что нельзя представить еще нечто, пока… Пока не случается солнечное затмение или погодный, вроде как, конфуз. Начинается осознание своей половинчатости, понимания что радуга - это не семь цветов, а скорее еще и семь звуков. А если БЫТЬ вместе, то появятся еще и семь измерений. Сотворенное ими теперь БУДЕТ. Да. Будет чудо, будит чудо. Оно разбудит их. Можно не верить и надеяться, а знать. Невозможно потерять то, без чего тебя уже не будет. Явленная бесконечность прозрачна, светла, легка. И все возможно при невозможности друг без друга. У тени полуденного зноя появится таинственность глубокой ночи. Шелест ветра в листве напомнит дневное дуновение прохлады. То, что неразличимо в звуках днем, явственнее в тиши ночью. Что лишь смутное очертание в ночи, столь ослепительно разноцветием днем. Ночные запахи и тоньше и томнее, а днем они так быстры и резки. Хотя могут и поменяться времяположением. Утром и вечером день и ночь так одинаково похожи, едины. Утром едино свежи, чисты. Вечером едино пресыщены пережитым за день. Дневная насыщенность предполагает ночное размеренное осмысление без излишней надрывности. И стоит ли нарушать порядок неразрывности невозможного друг без друга. Если только не вседозволенность и дерзость любви в сказаниях все о той же невозможности друг без друга. Любви исключений в размеренном выверенном порядке. Где среди множества вариантов возможен лишь единственный, совершенно не единственный по мнению множества да и, более того, для существования всего мироздания. Можно закрыть окна плотными шторами, но от этого день не станет ночью. А лампочка никогда не станет солнцем, хотя и растут в парниках помидоры, являющие смутное представление о помидорах. Виноград на склонах Альп в те единственные пару недель того дремучего года, когда день и ночь творили свои мимолетные забавы, подарит единственный букет вина, выпив единственный бокал которого, один из многих осознает неповторимость одной из многих и их невозможность друг без друга. Появится волнующая история на всегда, услышится музыка не услышанная ни кем до того. И возможно единственная невозможность друг без друга станет Началом, а не прекрасным (ужасным) исключением. Великое исключение хаос породило возможность невозможности друг без друга дня и ночи. Их неудивительным отражениям, столь разным по сути, пристало возможным явить сокрытое в них. Сотворенные в исключительности вернутся к порядку и продолжат чудо желать. Нарекут возможность невозможного сказкой, мифом, былиной, преданием, легендой, надеждой, мечтой, воздушными замками. Лишь те исключения, кто знает о невозможности друг без друга тех, у кого нет ничего общего, день и ночь творят и играют с прекрасным и вечным, делая их единство не единственными и безумно различными. Ваш КОШмар.